Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

Александр Муйжнек – о тренере, который выдохся. 

Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

Когда ЦСКА огреб от «Зенита» (0:4), Виктор Гончаренко сослался на давление, скрылся ото всех и уехал в Беларусь. Вместо него на пресс-конференцию пришел Сергей Овчинников. Он уже замещал главного в публичных выступлениях, но ни разу – после таких провалов. И, пожалуй, впервые отклонялся от коллективной ответственности, а конкретные вопросы уводил в сторону Гончаренко. 

«На мой взгляд, можно было попробовать несколько иначе выставить оборону. Но сложилось как сложилось», – сказал Овчинников. Я уточнил, почему вышел обильно накосячивший Виктор Васин, а не обычно стабильный Магнуссон. Овчинников снова кивнул в сторону Гончаренко: «Выбор всегда делает главный тренер».

Не приписываю Овчинникову лишнего, но так ведь не говорят в штабе, где все в порядке. И тем более так уже давно не говорили в клубе, который второе десятилетие транслирует миру философию семейной атмосферы.  

Что-то разладилось – раньше, до приступа бессилия против «Зенита». Как Гончаренко поменялся, я видел еще зимой, когда провел рядом с ЦСКА почти десять дней. В испанском Кампоаморе, где команда традиционно ремонтируется и готовится к весне, он ставил стандарты и судил двусторонки, а после тренировок нарезал круги вокруг поля и рубился в теннис с Виктором Онопко и Березуцкими. Его ЦСКА на сборах гонялся с атакующими и прессингующими командами – чтобы потом страдать от стилистики РПЛ (после нулей с «Уралом» Овчинников жаловался: «Стоят колом сзади»). Еще Гончаренко отказался от нападающего «КАМАЗа» Караева и воспитанника «Чертаново» Колесниченко и получил в виде усиления 17-летнего защитника Никиту Котина и 20-летнего белоруса Илью Шкурина. Шкурин тяжело набирал форму на сборах, потом выходил в кубковом дерби – а к рестарту сезона сгинул.

Для Гончаренко все будто пошло на автомате, заученно – по кругу, из которого не вырваться. Не сравнить не то что с декабрем-2018 (я лично видел, наверное, самого счастливого Гончаренко времен ЦСКА – после 3:0 на «Бернабеу»), а даже с летом-2019, когда после провальной весны тренер признал, что «перетянул гайки» на сборах, и с концом года, когда Гончаренко полыхал при виде судей в подтрибунке «Фишта». В Испании мы поговорили на бегу, от силы минут десять. Он дежурно рассуждал об усталости от нагрузок и исправлении ошибок. Я спросил о трансферах – в декабре Гончаренко указывал на необходимость «разбавить команду, чтобы поднять ее средний возраст».

Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

– Спросите тренера «Барселоны» или «Сити» – всем нужны новички. Трансферное окно открыто, все может быть. Рассматриваем любые варианты. Ждем, придет кто-то или нет, но продолжаем с теми, кто есть. Тем более что состав внушает оптимизм. Химия получается хорошая. 

Про трансферы он, кажется, всегда говорил одно и то же. В конце зимы еще раз напомнит про химию, потом в двадцатый раз повторит про молодежь, которой нужно время – этот мотив уже надоел и самому Гончаренко, сколько можно-то, большинству игроков хорошо за 20. Виктор постоянно намекал, что команда ждет дядьку (в этом его поддерживал Акинфеев), но не требовал покупок – нет смысла, когда клуб торгуется за десятки тысяч евро, как с Николаем Комличенко.  

Не хочется выгораживать Гончаренко, минусов в его работе хватало (главный – негибкость), но корень проблемы понятен: со временем он стал чувствовать себя в ЦСКА одиноким. Он не дождался даже укрепления аналитического штаба – тактический автор «Чемпионата» Антон Михашенок съездил с ЦСКА на турнир в Австрию, но воспринимался всеми в команде как малопонятная прихоть главного. Гончаренко не поддержали, он платил зарплату из своего кармана, вскоре вариант с Михашенком отпал, а ЦСКА по-прежнему живет фактически без аналитической службы.

По информации Константина Генича, в перерыве матча с «Зенитом», получив 0:3, Гончаренко сказал команде, что его не слышат. Кажется, это обреченность. 

Слышать Гончаренко и правда хотели не всегда – рассказывали, что Влашич часто игнорирует установки тренера и исполняет в одиночку. Мне Никола отвечал, что указаниям следует и вообще ценит Гончаренко, но все видно на поле: надежды в атаке у ЦСКА связаны с выдумками Влашича и диагоналями Магнуссона на Марио. Вскрывать автобусы ЦСКА так и не научился – да и вообще не наладил позиционные атаки.

Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

Недоволен тренером, например, Бийол: Яка был бы полезен и в опорной зоне (Гончаренко долго ставил туда Ахметова – в итоге ошибку все же признал), а мне сообщал, что стремится в нападение и недоволен своим игровым временем. Мелких недомолвок много – и вообще это норма для любой команды, но Гончаренко в каждой проблеме ходил по кругу. Что с трансферами, что с отношениями в команде, что с тактикой – команда уперлась в одни и те же решения. 

Думаю, именно поэтому Гончаренко психанул, выключил телефон и скрылся от проблем в Беларуси. Работа в нынешнем ЦСКА – уже не челлендж, как это воспринималось после «Урала», и не приключение, как в романтический период перестройки за лето-2018, а бесконечный стресс. С которым Гончаренко, кажется, так и не справился – ни на уровне психологии, ни на уровне тренерских идей. 

ЦСКА-2020 лишен былого масштаба строительства. Чтобы постоянно забираться в топ, ему мало ждать чудесного пополнения состава (или милости Алишера Усманова, как с Влашичем) – нужно еще и постоянно перебирать варианты. С этим возникли проблемы: уверовав в свою концепцию, Гончаренко упустил момент, когда та самая химия испарилась. Своим он так ни для кого и не стал – заметный контраст с Леонидом Слуцким.

Стрессом уже не оправдать стагнацию талантов при Гончаренко (Ахметов, Обляков, Сигурдссон) и не объяснить странные решения (Васин в старте, Магнуссон на лавке, Обляков слева в защите). Прятать недовольство уже невозможно – видимо, поэтому не промолчал Овчинников. Поэтому и сам Гончаренко не маскировал эмоции в перерыве матча с «Зенитом».  

Посмотрите на него при выходе из раздевалки. Команда стоит – а тренер проносится мимо, весь в напряжении, не бросив на игроков взгляда. Во втором тайме он вообще пропал из виду – до того вскакивал, пихал Карпову и Васину. А тут выдохся и молчал. 

Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

В случае с бегством Гончаренко равен самому себе: перед ЦСКА он почти так же умотал из «Урала» – с ним тоже не могли связаться и тоже говорили, что пока он остается главным. Что тренер не взял трубку даже при звонке главы совета директоров ЦСКА Максима Орешкина, хоть и удивительно по форме, но тоже вписывается в модель бегства и усталости.

Вчитайтесь в инсайд от Василия Уткина в последнем видео: «Гончаренко беспокоит, чтобы никто не подумал, что он боится». Бояться как раз меньшая проблема – по-моему, куда хуже тревога за мысли других.

Для Гончаренко работа в ЦСКА стала неразрешимым стрессом без конца. Он запутался

Сильнее всего изумляет неготовность ЦСКА к кризису. Это не столько про события последней недели, сколько про последний год. 

Нестабильная обстановка в команде была очевидна и месяц назад, но ЦСКА продлил контракт с Гончаренко на один сезон. Не из запредельного доверия, а ради паузы на раздумья: клуб не мог решиться на перемены здесь и сейчас, а перестраивать что-то между сезонами невозможно (чемпионат-2020/21 стартует через полторы недели после 2019/20). Это вынужденное временное продление, которое только оттянуло настоящее решение проблемы. В итоге вспышка Гончаренко застала клуб в той же полупозиции. 

Что делать? ЦСКА, кажется, идет по пути наименьшего сопротивления и снова пытался взвалить все на старых бойцов – братьев Березуцких. Позвали бы и Игнашевича, да тот только продлился с «Торпедо». ЦСКА сейчас действует не продуманно и не дальновидно, а импульсивно – такого мы не видели, наверное, ни разу в эпоху Гинера. 

Пока Гончаренко ходил на пресс-конференции, раз за разом включал невнятную философию: «За черной полосой идет взлетная», «Не встает тот, кто не падает». Над этим тоже смеялись, но давайте вернемся к субботнему Овчинникову: «Можно сделать шаг назад, а потом – три вперед».

Как будто следующий тренер ЦСКА будет говорить что-то другое.

ЦСКА после рестарта – какой-то мрак. И вряд ли станет лучше

Возможно, Гончаренко уходит из ЦСКА. У нас к нему всего два вопроса

Этот ЦСКА – самый беспомощный за последние 20 лет. Но даже за такой клуб хочется болеть

Фото: РИА Новости/Артур Лебедев, Стрингер, Владимир Песня

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

19 + пятнадцать =