Политологи рассказали о будущей должности Путина

«По сути, мы возвращаемся к позднесоветской модели власти»

В своем очередном (и одновременно чрезвычайном — с точки зрения политической важности) Послании Федеральному собранию Владимир Путин довольно много сказал о предстоящей конституционной реформе. Однако ни словом не обмолвился о своем месте в будущей конфигурации власти. Восполнить этот пробел мы решили с помощью политических экспертов.

Политологи рассказали о будущей должности Путина

фото: kremlin.ru

Информации для прогнозов о будущей, постпрезидентской должности Путина пока слишком мало, считает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. Собственно, и сама реформа политической системы прописана, по его словам, лишь пунктиром.

«Есть обсуждаемый вариант — президент Союзного государства России и Белоруссии, — говорит Макаркин. — То есть вообще выход за рамки внутрироссийской конструкции власти. Но здесь проблема с Белоруссией, с позицией Лукашенко, который явно не хочет союзного президентства и вообще какой-либо политической интеграции».

Что же касается сугубо российского сценария транзита, то вполне возможен, считает эксперт, вариант, при котором Путин станет руководителем преобразованного и усиленного Госсовета. Но в этом случае это, скорее всего, будет не единственный его пост. Политолог указывает на казахстанский опыт, который, по его словам, внимательно изучают в Москве: «Там Назарбаев возглавляет и Совбез, и правящую партию. И, кроме того, имеет статус елбасы — отца нации».

Вариант, при котором нынешний президент станет председателем нижней палаты, Макаркин считает маловероятным: «Спикер, например, должен вести заседания. Хотя бы время от времени. Я просто не представляю себе действующего президента, который предоставляет слово депутату Жириновскому». В общем, не царское это дело.

То же самое — с премьерской должностью. Премьер отвечает за экономику, а здесь России особо гордиться нечем: страна никак не выберется из стагнации. «Сомневаюсь, что в этой ситуации он займет пост главы правительства», — резюмирует политолог. Более логичным было бы, по его мнению, если бы Путин по примеру Назарбаева возглавил правящую партию и влиял на кадровую политику через парламент.

Не видит Путина во главе правительства или нижней палаты и политолог Валерий Соловей: «Не его это, не по чину. Он считает, что все это он уже превзошел». Кроме того, эксперт указывает на такое, по его мнению, важное обстоятельство, как возраст нынешнего президента: «Он не сможет часто и много показываться на публике. А спикер парламента и премьер-министр должны это делать постоянно».

Более логичным Соловью представляется сценарий, при котором Путин ограничится постом главы Госсовета. Однако политолог предлагает не торопиться с прогнозами: «Ряд вопросов остается непроясненным. В частности — какие полномочия будут у Госсовета. Кто будет контролировать силовые министерства — президент, премьер-министр, председатель Госсовета? Из того, что прозвучало, понятно, что это радикальная реформа, что ее цель — сохранить основы путинской системы власти и его ключевую роль. Но с конкретным наполнением ясности нет».

Причем, по версии Соловья, утвержденного детального плана нет пока и у самих творцов реформы: «Думаю, что мы находимся в процессе определения баланса. Он, мне кажется, еще не предрешен. Понятно лишь общее направление. Тексты поправок будут зависеть от динамики актуальной ситуации». Определяющими здесь, уверен эксперт, явятся внешнеполитические события.

Политолог Автандил Цуладзе также считает, что Путин, скорее всего, возглавит Госсовет. Но в отличие от коллег полагает, что эта должность отлично совмещается не только с лидерством в правящей партии, но и с постом председателя Госдумы. Ничего унизительного в этом, полагает эксперт, для нынешнего президента нет: «В России как? Власть — в том месте, где вопросы решаются. Если они решаются в парламенте, значит, надо сидеть в парламенте».

В качестве примера политолог приводит политическую карьеру Руслана Хасбулатова: «Когда он был избран председателем Верховного Совета России, он не был заметным политиком. Но быстро вырос, стал оппонировать Ельцину. Широкие полномочия парламента делают спикера очень значительной фигурой. Конституция 1993 года, в которой они были максимально урезаны, была принята именно после истории с Хасбулатовым».

Кстати, в позднем СССР советские лидеры также не гнушались постом главы парламента. «По сути, мы возвращаемся к позднесоветской модели власти, когда лидер страны был одновременно генеральным секретарем ЦК КПСС и председателем Президиума Верховного Совета СССР», — считает Цуладзе. Роль Верховного Совета в новой-старой модели власти будет играть Госдума, а Политбюро — Госсовет.

Правда, правящую партию, считает политолог, правильнее было бы заменить: «Под новую конструкцию власти логично создать новую партию. На «Единой России» скопилось много негатива. По факту это будет что-то вроде переименования ВКП(б) в КПСС, но для пиара и политпропаганды такое обновление необходимо».

Что же касается нынешнего лидера партии власти, Дмитрия Медведева, то в новой конфигурации места для него нет, уверен Цуладзе. Это, по его словам, подтверждается и отставкой кабинета, произошедшей сразу после оглашения Послания.

Политолог не согласен с теми, кто прочит Медведеву еще одно президентство: «На эту должность имеет смысл рекомендовать кандидатуру, абсолютно зависимую от Путина, но не раздражающую население. А Медведев раздражает. Это не та фигура, которая будет рекламировать новую систему власти. Поэтому для Медведева это, по сути, завершение политической карьеры».

Читайте также: Премьер, похожий на Путина: пацан пацана увидел

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

двенадцать − два =