«При коронакризисе нужен путинский НЭП»

Платить налоги должны те, у кого есть, с чего платить

На днях министр финансов родной страны г-н Силуанов выдал такое, от чего я чуть не поперхнулся — а в данный момент в публичном месте это могло бы быть даже опасно для жизни. Он заявил на голубом глазу, что, во-первых, «прошли тучные годы», а во-вторых, что теперь «надо начинать эффективно развивать экономику». Каково?

"При коронакризисе нужен путинский НЭП"

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Вначале я подумал, что мне показалось. Ведь не может же такого быть на самом деле! Внимательно перечитал. Нет, не показалось. «Прошли тучные годы». «Начинать эффективно развивать экономику». На всякий случай решил себя перепроверить — значение слова «тучный» по словарю Владимира Даля. Итак, «тучный» — значит «хорошо откормленный, жирный».

То есть, министр Силуанов действительно полагает, что в стране до 2020 года продолжались «тучные (жирные) годы»? Вопрос только, у кого. Мне было бы любопытно взглянуть на этих людей. И думается, не мне одному.

Ну а насчет экономики, которую наконец пора «начинать эффективно развивать» — здесь у меня просто слов нет. Значит, согласно министру финансов, прежде можно было разбрасываться деньгами на самые разные проекты, не думая об их эффективности, но теперь — теперь! — пришло время «эффективного развития».

Как говорится, страшно далеки они от народа.

Хотя бывают исключения. На фоне пикирующей экономики и галопирующего рубля один миллиардер, представитель крупного бизнеса, занимающегося строительством и обслуживанием аэропортов, предложил ввести прогрессивную шкалу налогообложения и обнулить подоходный налог для тех, чей доход составляет менее двух размеров МРОТ (24,2 тыс. рублей). Еще раз: это предложил представитель крупного бизнеса, который прекрасно умеет считать деньги и понимает, что в этой ситуации ему придется платить в два-три раза больше налогов, чем он платит на сегодняшний день. Так выглядит социально ответственная позиция бизнесмена, который не желает чувствовать себя королем среди бомжей, потому как знает, чем это чревато в нашей стране. Революцией и социальными потрясениями.

Вообще, конечно, главное слово 2020 года в России уже понятно — обнуление. Слова имеют большую силу, многие это забывают, а зря — словом можно искалечить и даже убить иной раз сильнее, чем чем-то материальным. Когда Владислав Сурков в своей статье от 26 февраля первым написал о «необходимости заново начать отсчет президентских сроков» в случае принятия поправок к Конституции, многим это не понравилось. Некоторые кривили нос, надменно хихикали, восклицали «как можно». А уже спустя 2 недели получили «поправку Терешковой». Кто придумал сам термин «обнуление», остается загадкой, но слово это несет в себе гораздо больше негативных смыслов, чем конструктива. Есть в русском языке грубое выражение «помножить на ноль», вот «обнуление» ближе к этому, чем к омоложению системы и «новому началу отсчета», как говорится в сурковской статье.

Почему я так педантично цепляюсь за слова? Потому что «заново начать отсчет» — это новая жизнь, а обнуление — это умножение на ноль всех результатов прошлой эпохи. В экономической части особенно. Крайне не хочется, чтобы мы получили обнуление ВВП (экономики) до состояния 1999–2000 года.

А ведь если не свернуть экономику с этого пути, все приведет именно туда, в 2000-й. Уже недалек тот час, когда для спасения экономики рубль придется отпустить в свободное плавание — и 100 рублей за доллар будет не предел. Как поговаривают злые языки, накопленный золотовалютный запас страны (четвертый в мире!) уже начинают готовить распродавать.

Новому премьер-министру не позавидуешь — только пришел, а тут тебе и нефть рухнула, и коронавирус прилетел. Он старается, встречается с разными фракциями, слушает предложения по поддержке населения — например, в части единовременной выплаты всем пострадавшим от карантина предпринимателям и их сотрудникам суммы в размере их средней зарплаты. И будто бы даже соглашается. Но никак не получается отделаться от мысли, что президент и Мишустина, и новых министров приглашал в январе в правительство совсем с другой целью — для реализации и контроля национальных проектов. А теперь вот им нужно срочно заниматься экстренными мерами социальной поддержки, нигде не прописанными и не заложенными. В то время как национальные проекты в том виде, в котором они задумывались, вряд ли уже будут реализованы, по крайней мере, в этом году. Михаил Мишустин как прекрасный сборщик налогов на фоне галопирующего «коронакризиса» скоро столкнется с проблемой наполнения бюджета — как из-за низких цен на нефть, так и по причине массовых банкротств предпринимателей. Так что секвестра (то есть сокращения) бюджета нам, видимо, не миновать.

У меня есть мечта — чтобы президент своим волевым решением довел задуманное до конца, перевел бы экономику страны на социальные рельсы, дал бы по шапке зарвавшимся чиновникам и оставался бы лидером нации в этот сложный для страны момент. Именно сейчас граждане России особенно нуждаются в сильном Путине. Который даст команду правительству поддержать малый и средний бизнес. Который прикажет богатым регионам самостоятельно выплатить средства в размере месячной оплаты труда всем пострадавшим от временного закрытия — вне зависимости от того, собственник это бизнеса или наемный сотрудник. По различным подсчетам, в нашей стране до 40 процентов населения занято в среднем, малом и микропредпринимательстве (самозанятые). Это люди, которые не только создают рабочие места и платят налоги, но прежде всего они во многом направляют развитие экономики страны, создавая покупательский спрос или, наоборот, игнорируя какие-то товары. Если государство их не спасет, российская экономика вернется в плачевное состояние 1999 года. Иными словами, обнулится.

Потому в ситуации «коронакризиса» особенно нужна Новая Экономическая Политика. Путинский НЭП, в котором государство помогает нуждающимся, а крупный бизнес делится с малым и средним путем больших налоговых отчислений. Идеологом такой экономической политики мог бы быть вице-премьер Андрей Белоусов, ранее уже выступавший с предложениями олигархам поделиться дивидендами за год, пустив их на реализацию национальных проектов. Но не услышанный.

Новый НЭП Путина должен в себя включать помимо уже озвученных мер поддержки — таких, как налогообложение вывода денег за рубеж и процентов по банковским вкладам, — введение прогрессивной шкалы налогообложения с отменой подоходного налога для малоимущих и существенного увеличения налоговой нагрузки на богатых. Платить налоги должны те, у кого есть, с чего платить. В кризис это единственный выход, большинство представителей крупного бизнеса это понимает. В конце концов, они же в России делают свои деньги и не могут игнорировать состояние экономики страны. Это будет маркером социально ответственного бизнеса. В противном случае государству придется провести операцию по принуждению к похудению некоторых безответственных олигархов.

Напоследок о надеждах. В первом обращении Владимира Путина в связи с коронавирусом мы увидели очертания этой новой экономической политики — политики поддержки людей, малых и средних предпринимателей. Может быть, они еще не до конца продуманные, но начало в любом случае положено. У этих мер пока мало сторонников во власти. Оттого вдвойне важно не позволить лоббистам прежней системы поддержки крупного бизнеса в регионах замылить озвученные меры, сорвать путинский НЭП, «забить» на людей.

Борьба с коронавирусом идет не только в больницах и госпиталях, но и внутри властной вертикали — уж очень велик куш тех, кто был наверху экономической пирамиды прежде, и они очень не хотят им делиться. А делиться придется. По-другому не выжить. Людям, экономике, стране.

Пора делать выбор.

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

десять + 7 =